Не забудем, не простим. Почему жители Донбасса не хотят быть с Украиной


 |   Аргументы и Факты

Каким видят будущее простые жители Донецкой народной республики и допускают ли они возвращение Донбасса под контроль Украины, в репортаже АиФ.ru.

В ноябре, спустя год после проведения в ДНР местных выборов, в Дебальцево торжественно закладывают мемориальный камень. Он посвящён памяти жертв гражданской войны, которая идёт в регионе до сих пор. На памятной табличке надпись: «Вечная память братьям и сёстрам, отдавшим свою жизнь за освобождение Дебальцево от украинских карателей… 2014–2015».

Фото: АиФ/ Екатерина Ларинина

На мероприятии едва ли не весь город. Глава ДНР Александр Захарченко произносит торжественную речь, а в это время в толпе говорят: «Миленькие, только не предайте, только не отступитесь!». Женщины плачут, мужчины крестятся.

Почему в 2014 году восстал Юго-Восток Украины? Этот вопрос остаётся открытым для многих по сей день. Кто-то называет жителей Донбасса не иначе как террористами и сепаратистами, кто-то — обвиняет киевский режим в геноциде мирного населения собственной страны. После тех событий прошло полтора года — в условиях практически непрекращающихся боевых действий и тяжелейшего экономического и гуманитарного положения. При этом жители мятежных регионов всё равно остались при своём мнении и вопреки всем ожиданиям и стараниям Киева категорически не хотят вновь становиться частью Украины.

АиФ.ru пообщался с жителями Донецка, которые рассказали о том, что им пришлось пережить за последние месяцы и почему, несмотря ни на что, они всё ещё хотят быть независимой республикой.

Психика не выдерживает

Первой точкой невозврата для жителей Донбасса, по их собственному утверждению, стали трагические события 2 мая в Одессе, второй — бомбёжки Луганска, третьей — битва за Саур-Могилу и окрестные сёла — Степановку, Петровское, в которых летом прошлого года стояли националистические батальоны. Рассказы жителей этих районов о событиях состоят из непечатных слов и описаний ужасов войны. Здесь верят, что рано или поздно эти воспоминания людей станут частью истории, а военных преступников будет ждать международный суд. Или Божий суд — в зависимости от оптимизма говорящего.

Елена живёт в микрорайоне Октябрьский в пригороде Донецка. Ежедневно по микрорайону даже после начала перемирия из района Пески стреляет украинская артиллерия. Елена с сыном живёт у зятя, который воюет за армию ДНР.

Фото: АиФ/ Екатерина Ларинина

— Столько людей погибло, и за что, спрашивается? Кличко нас называл «ватниками», Аваков — «колорадами», Порошенко — алкоголиками и наркоманами. Каждый нас обзывает, как хочет. Почему не найдётся человек, который объединил бы две армии и повёл бы всех на Киев, чтобы выбить оттуда этих фашистов?!

— Тут люди такое пережили, что психика не выдерживает, — говорит её коллега Татьяна Фёдоровна.

Естественно, что сегодня в Донецке хватает недовольных. Одни откровенно не поддерживают власти ДНР, но таких единицы. Другие недовольны тем, что армия ДНР остановилась и не вытеснила противника за границы Донецкой области. И это неудивительно. У многих дончан по ту сторону окопов остались родные и близкие, с которыми они поддерживают связь. Неожиданно, но есть люди, которые переезжают в Донецк из «освобождённых» ВСУ Славянска и Мариуполя, — их менталитет и ценности оказались несовместимы с новой украинской идеологией. Кто-то попросту боится, кто-то — берёт в руки оружие и едет в Донецк продолжать свою неоконченную войну.

Не забудем, не простим

Прогулка по Дебальцево — занятие не для слабонервных. И это через полгода после освобождения, город был титаническими усилиями немного восстановлен, отремонтированы детские сады и школы, где возможно — подключено отопление. Тем не менее здесь нет ни одного дома, на котором не остались бы следы недавних боёв.

Валентина — жительница Дебальцево. Её муж Владимир погиб в январе 2015 года — поехал к знакомому помогать восстанавливать электричество. Машина подорвалась на мине. Уже после этого дом Валентины был разбит и разграблен, а сама она вынуждена была перебраться к сыну.

Валентина — жительница Дебальцево. Фото: АиФ/ Екатерина Ларинина

— Это даже адом нельзя назвать. В аду виноватые, грешные. А мы в чём виноваты? — Валентина вспоминает, что после гибели мужа украинские военные сутки не пускали к нему, не давали забрать тело. — Какое это было унижение! Я плакала, на колени падала. Только через сутки соседи помогли, на саночках мы его вывезли оттуда. Как мы можем после этого мирно жить с ними? Жить, как раньше, конечно, мы уже не будем, надо жить по-новому. Но Киев опять подтягивает танки, опять стреляет.

Центр культуры и досуга города Дебальцево работает «как в мирное время». Директор центра Татьяна Зинченко рассказывает о том, как жителям города пришлось прочувствовать на себе все «прелести» войны. Она не допускает мысли, что Восток теперь «сможет забыть и простить».

— Та война, которая была, о ней никто не забудет. Считать, что Восток опять может стать частью Украины, — это невозможно, жители никогда этого не допустят, — говорит она. — Я хочу, чтобы наши дети улыбались. Такие глаза, которые сейчас у наших детей, я видела только на фотографиях из Сирии и Афганистана. Поэтому хочется, чтобы наши дети были всё-таки другими, с радостью в глазах.

Ещё одна жительница Дебальцево Валентина рассказывает, что, отступая, украинские военные грозили местным жителям вернуться и сжечь всех, потому что, по их мнению, жители Донбасса — не люди, они не заслуживают права на жизнь.

Разве что в селе Петровское Донецкой области довелось услышать добрые слова в адрес украинских «освободителей», да и то речь шла о медсанчасти ВСУ, доктора которой во время дислокации в селе оказывали посильную помощь местным жителям. Но это скорее исключение, чем правило.

— Я ещё 20 лет назад говорила, что не хочу быть на Украине. Наверное, интуитивно чувствовала, говорила, что лучше бы мы с Россией были, — говорит жительница Дебальцево Валентина.

Жительница Дебальцево Валентина. Фото: АиФ/ Екатерина Ларинина «Мы для них — люди второго сорта»

В Киеве мнения жителей ДНР считают «следствием российской пропаганды». Правда, пропаганда в Донецке работает вся — и с запада, и с востока. Марина — администратор гостиницы — значительную часть свободного времени посвящает просмотру телевизора. Никакие каналы в городе не блокируются, можно смотреть и российское, и украинское телевидение. Марина смотрит российские каналы, а также несколько местных станций, которые оперативно освещают все происходящие события, выезжают на место обстрелов.

— Да вы что! Их же смотреть невозможно больше 5 минут, телевизор разбить хочется. Они такую мерзость про нас говорят, — отвечает Марина.

Мужа Марины убили весной 2015 года. Девушка осталась одна с маленьким ребёнком на руках. Сама родом из Мариуполя, но сбежала в Донецк после «освобождения» города украинскими войсками. На вопрос «почему?» отвечает: «Страшно там».

«Рупором сепаратистской пропаганды» в Киеве считают и корреспондента «Новороссия-TV» Дмитрия Зеньковского. Он пошёл в журналистику после того, как ему дважды отказали в желании вступить в армию ДНР.

— Здесь никогда никто не считал себя украинцем, люди всегда разговаривали по-русски. Поэтому ещё во времена Ющенко произошёл этот раскол, когда «западэнцев» и людей с Востока столкнули лбами. Украинцы всегда считали себя титульной нацией, а мы для них — люди второго сорта. Уже тогда стало понятно, что нам с этими людьми не по пути.

По словам Дмитрия, после трагедии 2 мая в Одессе и бомбёжек Луганска стало понятно, что «промедление смерти подобно». Тогда восстали все, люди буквально с вилами вставали против идущих на них танков. Объясняется это, по мнению журналиста, местным менталитетом: шахтёры — люди прямые, у них есть чёткое понимание добра и зла, без полутонов.

Для того чтобы узнать, кто воюет за свободный Донбасс, надо съездить на передовую. Сейчас здесь уже не ополчение, это уже регулярная армия ДНР. В ней есть даже экс-военнослужащие ВСУ, уроженцы Западной Украины. Один офицер, пожелавший по понятным причинам остаться неизвестным, рассказал: поехал воевать за Донбасс именно потому, что годами наблюдал за нагнетанием ненависти к русскоязычному Юго-Востоку. Для него события на Донбассе сюрпризом не стали, предсказуемым было и появление в меню некоторых киевских заведений «жареных колорадов» и «барбекью из сепаратистов» после известных событий в Одессе. Поэтому свой выбор в начале войны он сделал быстро.

Но преимущественно армия ДНР состоит из местных жителей, есть добровольцы из республик бывшего Союза, многие — из России. В большинстве своём это люди, которые до войны имели профессии, жизнь, семью. Но с началом боевых действий не смогли просто остаться в стороне.

— Я с Донбасса, с Луганской области. Меня судьба позвала. Если пришли ко мне пытаться заставить меня быть рабом, то, извините, я не раб. Я здесь родился, учился и жил. А то, что украинцы говорят, что они воюют с российскими войсками, так это да, потому что мы — россияне. Некоторые из нас стали войском на этой войне, кто-то служил в Советской армии, — рассказывает ротный командир с позывным «Малой».

Ротный командир с позывным «Малой». Фото: АиФ/ Екатерина Ларинина

— Фашисты (имеются в виду радикальные украинские националисты — прим. ред.) и приближенные к ним запланировали эту войну за десятилетия. И то, что Россия победила во Второй мировой войне, они теперь хотят припомнить, только сделать это с помощью провокации. Но я хочу напомнить нашему противнику: шахты у нас глубокие, степи у нас большие! — заканчивает он свой рассказ.

Боец с позывным «Молчун» приехал из России:

На вопрос о том, почему украинские СМИ так настойчиво говорят о том, что воют на Юго-Востоке с российской армией, отвечает: «Они не могут признаваться в том, что не могут победить простой народ, вот и говорят, что воюют с великой российской армией».

Ещё один россиянин — со среднего Урала. На вопрос, как здесь оказался, отвечает: «Ехал помочь — и всё. Наших здесь не сильно много, в основном местные. Но у меня были ребята с Дальнего Востока, с Сахалина, с Хабаровска». Как и большинство здесь, он не верит, что в ближайшее время война может закончиться:

— Это надолго. Донбасс не отдадут обратно, здесь сами люди этого не хотят — обратно на Украину, они не признают их, не верят им. Местные нам помогают, как могут, кормят. Мы, как можем, помогаем им.

Боец с позывным «Туман» — из Мариуполя. По его словам, порядка 90% армии ДНР — это местные и те, кто пришёл воевать за ДНР с той, другой части Донецкой области. Разница между теми, кто брал в руки оружие в 2014 году, и теми, кто идёт служить сейчас, заключается в том, что первые шли по идеологическим соображениям. Сейчас же многие идут по причине того, что армия ДНР — это едва ли не единственное место, где можно регулярно получать пусть не великую, но зарплату.

Боец с позывным «Туман». Фото: АиФ/ Екатерина Ларинина

— У меня был вопрос идеологии. Я уехал в Россию, жил там полтора месяца, за это время заработал денег, купил себе амуницию и вернулся обратно. Сейчас же это уже контрактная служба.

По мнению «Тумана», дальнейшие события могут развиваться по трём разным сценариям. Первый вариант — возвращение в состав Украины в качестве автономной республики с особым статусом, с единой валютной системой и гражданством — не более того. Второй вариант — образование по-настоящему независимой ДНР отдельно даже от Новороссии. Но при реализации этого сценария понадобится ещё лет 10 на то, чтобы вывести республику на самоокупаемость, уверен «Туман». Третий вариант — «слив Донбасса»:

— Это жесть, это самый неприятный вариант. Произойти это может, в частности, из-за междоусобного передела влияния, который дестабилизирует обстановку и обороноспособность ДНР при параллельном форсированном наступлении «укропов». У них сил и оружия хватит, чтобы смести Донецк за двое суток вместе со всеми ополченцами. Тут остаётся только биться.







Другие новости раздела:
На прошлой неделе на железнодорожном вокзале Самары представители министерства социально-демографической и семейной политики региона встретили ребят из Луганской народной республики. ...
Останки жертв крушения самолета Boeing 777 компании Malaysia Airlines, которые до сих пор находят на месте трагедии под Торезом, власти провозглашенной Донецкой народной республики ДНР готовы передать Нидерландам. Об этом сообщает ТАСС со ссылкой на ...
Украина готовит иск к России из-за ограничения судоходства в Керченском проливе в связи со строительством моста. "Министерство юстиции в рамках имеющихся судебных исков против России отделяет проблему перекрытия Керченского канала и введение ограничений ...
Сразу три экипажа вертолетчиков ЦСКА-Самара приняли участие в тест-чемпионате к ЧМ-2018 и в 3-ем этапе Кубка Мира по вертолетному спорту в Белоруссии. Соревнования проходили на аэродроме «Боровая» в Минске и стали зрелищной частью фестиваля авиационного ...
Популярное
Останки жертв крушения самолета Boeing 777 компании Malaysia Airlines, которые до сих пор находят на месте трагедии под Торезом, власти провозглашенной Донецкой народной республики ДНР готовы передать Нидерландам. Об этом сообщает ТАСС со ссылкой на ...
На прошлой неделе на железнодорожном вокзале Самары представители министерства социально-демографической и семейной политики региона встретили ребят из Луганской народной республики. ...

1 2 3 4 5 6