Иджтихад у Курсави в исламском фикхе

Ситдиков И.М.,
зам.декана факультета Корана Российского Исламского университета

Курсави называют религиозным реформатором, основоположником джа-дидизма. Некоторые из его современников обвиняли его в вероотступничестве, другие же видели в нём борца за веру. Мнений много и они порой противоре-чивы. Но все едины в том, что Курсави очень много сделал для татарского на-рода. Работ, освещающих эту тему, достаточно. Я же хотел в данной статье представить, как выглядели идеи представителя самых северных мусульман на фоне идей южного большинства. Совпадали ли его идеи с идеями авторитет-ных, признанных во всём исламском мире учёных, или нет?

Абу ан-Насыйр Габдун-Насыйр бин Ибрахим бин Ярмухаммад бин Иш-тирак ал-Курсави родился в 1776 году вблизи Казани, в деревне Курса. Началь-ное образование получил в соседней деревне Мечкере, у муллы Мухаммадра-хима бин Юсуфа Ашити Мечкереви. На протяжении многих веков религиоз-ным центром и законодателем идей для мусульман Поволжья оставалась Буха-ра, поэтому, как и многие его современники, он продолжил учёбу в Бухаре, обучался у многих учёных. Там он впервые выступил с критикой «калама», за что был обвинён в ереси. По возвращению на родину работал имамом-хатыбом, учителем в деревне Курса; при поддержке близких создал медресе, где сам же и преподавал. В 1808 году Курсави повторно едет в Бухару, надеясь найти под-держку своим идеям, там он излагает свои мысли, но не находит широкой под-держки, наоборот, он встречает сильное противодействие в лице амира Бухары Хайдара. Под давлением и угрозой смертной казни Курсави заставляют офици-ально отречься от своих идей. Вскоре после возвращения на родину, Курсави отправляется в хадж, к рамазану достигнув Стамбула, неожиданно заболевает холерой и умирает. Похоронен в Ускюдаре (район Стамбула).

Курсави интересовался многими вопросами, нас же интересуют его взгляды на вопросы фикха и усуль аль-фикха (основы фикха).

Но перед тем, как рассмотреть его идеи, совершим краткий исторический экскурс.

В самом начале становления Ислама, когда ещё не было деления религи-озного знания на отдельные науки, как и не было специализации отдельных учёных в определённых отраслях знаний, словом ал-Фикх обозначали глубокое понимание и основательное знание Ислама вообще.

С появлением Ислама и при жизни пророка Мухаммада (да благословит его Аллах и приветствует), на все возникавшие вопросы, касающиеся религии, верующие за ответом обращались к пророку, он же, в своих ответах полностью опирался на боговдохновенное откровение. Откровение было двух видов: пер-вый - это Коран, смысл и слова которого были от Аллаха, и второе - это сунна, смысл которой был от Аллаха, а словесное выражение было от пророка. Тексты Корана и сунна Мухаммада (его слова, действия, одобрения, комментарии к Корану) являются двумя основными источниками исламского фикха.

Первоначально всё это было в устной форме и не требовало записи, так как источник знаний был среди верующих. После смерти пророка мусульманам уже самим пришлось искать ответы на вопросы, возникавшие у них. Здесь и пригодилась школа пророка.

Когда среди сподвижников возникал вопрос относительно какой-то про-блемы, они в первую очередь искали ответ в Коране. Ещё при жизни Мухаммад (да благословит его Аллах и приветствует), уделял большое внимание тому, чтобы как можно больше людей выучили Коран наизусть. Учитывая то, что Коран ниспосылался частями на протяжении 23 лет, для арабов, в большинстве своём не умевших писать и заучивавших всё важное наизусть, то есть имевших превосходную память, это не составляло большого труда. После смерти Му-хаммада (да благословит его Аллах и приветствует), знатоков Корана, взявших его прямо с уст пророка, было достаточно и ни у кого не возникало сомнений в том, что текст Корана передан точно, без изменений. Если там ответа не было, то обращались к сунне пророка, а высказывания, действия, одобрения пророка были ещё свежи в памяти его сподвижников. Если всё же они не находили пря-мого ответа в этих основных источниках, то они, полагаясь на свое правильное и глубокое понимание принципов Ислама, усвоенных от пророка, сходились к общему решению. Это было названо «ал-Иджмаг». Хоть ал-Иджмаг и предпо-лагал использование собственного мнения, тем не менее мнение не должно бы-ло выходить за рамки обозначенные Кораном и сунной. После Корана и сунны ал-Иджмаг является третьим источником исламского фикха.

Противоречие ал-Иджмагу сподвижников всячески порицалось. Автори-тет сподвижников был и остается чрезвычайно высоким, поэтому принято счи-тать, что они не могли единодушно сойтись на каком либо решении, не имея на то веских доказательств.

Наряду с предыдущими тремя источниками сподвижники пророка и их последователи также использовали метод суждения по аналогиям – «ал-Кыйас». События и вопросы, возникавшие у мусульман после смерти пророка, в большинстве случаев не находили прямого отражения в текстах Корана и сунны. Поэтому сподвижники искали новым вопросам аналогии среди вопро-сов, уже решённых в Коране и сунне. В случае, если обоснование вопроса, уже освещённого в Коране или сунне, имелось в решаемом, и уверенность в том, что эти оба вопроса имеют перед Аллахом одну и ту же норму (из-за общности обоснования), возобладала над сомнением, это суждение принималось всеми сподвижниками и их последователями. Ал-Кыйас был признан четвёртым ис-точником исламского фикха. Как и ал-Иджмаг, ал-Кыяс не был отдельным, не-зависимым источником, а полностью строился на Коране и сунне.

Большая часть сподвижников владела этими принципами и могла само-стоятельно отыскивать ответы, по этой причине в то время не было нужды в правилах, в разработке принципов. Однако чем дальше отдалялся первый век Ислама, тем меньше оставалось людей, владеющих этими принципами, на это время и приходится рождение всех религиозных наук, как свода правил и принципов. Когда знания пророка, усвоенные его сподвижниками, классифи-цировались, анализировались, из них выводились основные принципы и прави-ла. Так было с грамматикой арабского языка, с толкованием Корана, с фикхом и т. д. Как и во всякой науке, в фикхе появились термины, такие как: Усуль аль-фикх, муджтахид, иджтихад и др.

Основные принципы и правила иджтихада были уже обозначены во время пророка и передавались от одного поколения мусульман к другому.

Все исламские учёные, независимо от их принадлежности к различным толкам и течениям, были и остаются едиными во мнении, что всякое слово или действие человека, будь оно поклонением или же касается отношений с себе подобными, преступлением, каким либо видом сделки, или же касается его по-ведения, всё это у Аллаха имеет определённую оценку - хукм. Все сунниты единодушны в следующих положениях: мерилом, определяющим, что такое хорошо и что такое плохо, может быть только Божий закон, откровение, пере-данное людям через пророка. После смерти пророка Мухаммада откровение прекратилось и не может возобновиться. Ислам является полноценной религи-ей, не нуждающейся в дополнениях и изменениях. Ответы на все вопросы уже содержатся в текстах Корана и сунны, и так будет вплоть до конца света. Зада-чей науки усуль ал-Фикх стала разработка и обоснование принципов и правил извлечения этих ответов, процесс извлечения был назван иджтихадом, а учёно-го, владевшего этими правилами назвали муджтахидом.

Первым, кто систематизировал знания об «основах фикха» считается имам аш-Шафиги, в своём трактате «ар-Рисаля» он первым изложил основные принципы, правила этой науки.

После прошествия эпохи больших муджтахидов, основателей мазхабов, в исламском фикхе настала эпоха таклида, когда учёные отказались от свободно-го иджтихада-извлечения правовых норм из Корана и сунны, избрав взамен этому следование фетвам предшествовавших им правоведов. Эпоха таклида на-чалась примерно в первой половине 4-го века по хиджре, причин тому было много. После стремительного взлета исламской культуры и всех наук в первый «золотой» век Аббаситов, начался спад, в том числе и в иджтихаде.

Причин остановки иджтихада и распространения таклида было много, вот некоторые из них:

1) Исламское государство распалось на множество мелких государств. Правители и их подданные были больше заняты наращиванием и укреплением своей силы, междоусобными войнами, а не науками.

2) После появления в 3-м веке по хиджре основных 4-х правовых школ (мазхабов), у каждой из них появились ярые сторонники, которые всеми путями пытались доказать правильность именно их толка и ошибочность всех осталь-ных.

3) После того, как мусульмане оставили законодательную власть без вни-мания и контроль над ней был ослаблен, в законодатели устремились люди, не имевшие на то должных знаний, не способные на полноценный иджтихад. Поя-вились противоречащие друг другу фетвы, высказывания, дозволявшие запрет-ное и проливавшие невинную кровь.

В таких условиях и было принято решение о закрытии ворот иджтихада и о провозглашении таклида.

Несмотря на то, что таклид был основной чертой мусульман на протяже-нии многих веков, вопрос таклида и возможности ведения иджтихада оставался актуальным и обсуждаемым среди учёных ислама всё это время. Вопросы, за-тронутые Абдун-Насыром Курсави, касательно таклида и иджтихада, не были новшеством среди учёного мира ислама, но в среде мусульман среднего По-волжья это было из ряда вон выходящим явлением.

Курсави критиковал таклид, но не весь, а только ту его форму, которая была принята у его современников мусульман. Её он определял следующим об-разом [1]:

«Таклидом называется следование одного человека действиям или словам другого, признавая эти слова и действия правильными и истинными и не требуя на это никаких доказательств».

Его возмущало «не требуя доказательства». Таких последователей он описывал следующим образом: «Он выучил наизусть слова муджтахида, и не знает его доводов, поэтому, сравнивая высказывания, не может определить наиболее правильное».

Однако, он не исключал возможность применения таклида человеком, ко-торый не в силах достичь степени муджтахида: «А если человек не способен сам выводить нормы, вести иджтихад и, поэтому, вынужден следовать чьему-то мнению, то он должен найти среди учёных наиболее справедливого, набожно-го и знающего и следовать решениям этого учёного, опираться на его слова». В этом деле он призывает быть предельно осторожным.

Также Курсави указывает на то, что порицаемый им таклид распростра-нен не только среди простых людей, но и среди людей, признанных в обществе учёными: «Знай же, что среди людей, относящих себя к знаниям, появились та-кие, чьи высказывания не соотносятся ни с высказываниями наших современ-ников, ни со словами людей прошлых веков. Если собрать вместе их слова и нечестивые идеи, то может получиться отдельное религиозное учение».

Т.е. по мнению Курсави, слова и действия этих людей расходились с принципами Ислама настолько, что могли бы составить отдельное вероучение, отличное от Ислама.

Именно в них он видел опасность: «Особенно испугался я тех, кто, обла-чаясь в одежду учёных, настойчиво продолжает держаться невежества и ереси». Невежеством и ересью он называл отказ от иджтихада в решении задач, кото-рые ставило перед мусульманами время, от поиска ответов на эти вопросы в Коране и сунне: «Некоторые думают, что времена иджтихада уже давно про-шли. Они считают, что руководством для мукаллида могут служить только сло-ва муджтахида, авторитетного учёного. Они считают, что в наше время книги по каламу и сборники фетв сняли с нас потребность в понимании Корана».

Они считали, что работать с текстами Корана мог только муджтахид, Курсави же, упомянув о том, что смыслы Корана и хадисов бывают трёх видов, удивляется тому, что люди добровольно отказываются от возможности самим понимать тексты: «Было сказано, что мукаллид может руководствоваться лишь словами муджтахида. Я же говорю, что смыслы Корана и сунны, в большинстве случаев, бывают трёх видов. Один из видов понятен как знатокам языка, так и простым людям…

Следующий вид понятен только специалистам, муджтахидам. Эти смыс-лы извлекаются посредством иджтихада.

Третий вид смыслов человеческий разум постичь бессилен. Понять их можно, лишь, если есть разъяснения, данные Аллахом (в Коране) или пророком (в сунне).

Так что же мешает мукаллиду руководствоваться в своих делах текстами Корана и сунны? И что же заставляет его признать доводом лишь слова и мне-ние муджтахида? Как же так, ведь аятов и хадисов, которые предписывают крепко держаться Корана и сунны, не счесть».

Курсави призывал к иджтихаду, по мере сил. Иджтихад он называет пер-вой обязанностью верующего: «Знайте же, прежде всего, обязательным для ка-ждого человека является, по мере сил, вести иджтихад пытаясь достичь правды, истины. Если кто может вести свободный иджтихад, пусть занимается им, если сил достаточно лишь для ведения иджтихада в рамках мазхаба, его обязанность - вести иджтихад в рамках мазхаба».

Здесь важно заметить, что учёные ислама, в их числе и Курсави, чётко определяют вопросы, в которых дозволено применять иджтихад. Вопросом «муджтахадун фихи» (в котором ведётся иджтихад), они называют любой пра-вовой вопрос, не имеющий неоспоримого, неподдающегося сомнению реше-ния, суждения, хукма. Из этого вытекает, что иджтихад нельзя применять в во-просах вероучения, догматики, или правовых вопросах, рассмотренных и разъ-яснённых в Коране и сунне, например: обязательность пятикратной молитвы, пятничной молитвы, совершения хаджа….

Курсави сильно волновало положение мусульман и Ислама.

Однако такое положение мусульман не было чем-то новым, и не только Курсави возмущало их состояние.

Джалал ад-Дин Ассуютый (1445-1505) писал [2]: «Сегодня (т.е. в его вре-мя), многие люди твердят, что свободных муджтахидов уже нет давно в поми-не, что давно остались только муджтахиды, ограниченные рамками фетв своего имама. Но это не так, люди, говорящие так, не знакомы с высказываниями учё-ных и они не видят разницы между различными категориями муджтахидов, а разница между ними есть».

В чём же была разница между муджтахидами?

Аз-Зухейли в своей книге «Основы фикха» пишет [3]: «Из слов Ассую-тый (ум. 1505), Ибн Салаха (ум. 1245), Ан Навави (ум. 1277) становится ясно, что муджтахиды могут быть пяти видов:

1) Самостоятельный муджтахид, основоположник направления, школы. Самостоятельно извлекает правовые нормы по собственным правилам, прин-ципам. Работает независимо от остальных муджтахидов. Здесь же Аз-Зухейли приводит слова Ассуютый, что: «Вот таких муджтахидов, действительно уже давно нет, и если сегодня кто-то захочет достичь этой степени, то не сможет».

2) Свободный муджтахид. Учёный имеющий все качества для признания его самостоятельным муджтахидом, но несмотря на это, не выводит собствен-ных правил, а работает по правилам определённого самостоятельного муджта-хида.

3) Муджтахид тахриджа. Учёный, не выводивший новых норм, однако, по причине хорошего знания своей правовой школы мог разъяснять трудно понят-ные высказывания авторитетных учёных своей школы (т.е. не выходил за рамки фетв муджтахидов своей правовой школы).

4) Муджтахид тарджих. Работал в рамках определённого мазхаба. Если высказывания авторитетных учёных касательно одного вопроса расходились, мог выбрать наиболее правильное (его работа ограничивалась рамками фетв муджтахидов своей правовой школы)

5) Муджтахид фетв. Учёный, занимавшийся сохранением и передачей фетв, мнений муджтахидов своей правовой школы».

Далее Аз-Зухейли поясняет, что термин муджтахид к трём последним ка-тегориям применён лишь иносказательно, т.к. они новых фетв не выводят, а лишь работают над уже существующими.

Естественно, что не всякий человек мог считаться муджтахидом.

По этому поводу Курсави пишет [1]: «Условием иджтихада является на-личие у человека проницательного ума от природы, он должен обладать зна-ниями о Коране, должен хорошо понимать тексты-слова хадисов, иметь пред-ставление об иснаде, цепочке передатчиков, хорошо знать лексические и тер-минологические значения слов. Он также должен знать значения и особенности передачи смысла отдельными словами и конструкциями. Однако, обладать зна-ниями о Коране полностью и охватывать всю сунну необязательно, достаточ-но изучить часть, связанную с правовыми нормами; также необязательно за-учивать всё это наизусть, достаточно всегда иметь под рукой несколько сбор-ников достоверных хадисов связанных с правовыми нормами, например два сборника достоверных хадисов ал-Бухари и Муслим. Дабы не вывести фетву, противоречащую иджмагу сподвижников, необходимо знать по каким вопросам был достигнут иджмаг, и то не все, а лишь касающиеся решаемого вопроса. Вдобавок к этому, должен владеть приёмами кыйаса ».

А сейчас приведём для сравнения мнения некоторых учёных, относитель-но условий, необходимых для муджтахида.

Ассуютый в своей книге «Облегчение Иджтихада» [2] приводит выска-зывания учёных касательно этого вопроса:

По мнению аш-Шахристани, существуют пять условий для признания учёного муджтахидом, это:

1) отличное знание арабского языка…, оно подобно орудию, посредством которого достигается цел. Не владеющий орудием не сможет достичь цели;

2) знание комментариев к Корану, особенно аятов, связанных с правовы-ми нормами; знать, как эти аяты комментировали сподвижники, важно знать, как они их понимали…и, если даже учёный не будет знатоком остальной части Корана, связанной с этико-моральными аспектами, это не повредит его иджти-хаду, т.к. некоторые из сподвижников были несведущими в этих вопросах, не изучали весь Коран, тем не менее, считались муджтахидами;

3) знание хадисов, состояния текстов и передатчиков (иснад) ;

4) должен отличать предписанное от предпочтительного, разрешаемое от остерегаемого;

5) должен знать по каким вопросам сподвижники и их последователи бы-ли единого мнения. Должен владеть приемами суждения по аналогиям (кыйас).

Условия, упомянутые ар-Рафиги и ан-Навави:

1) Коран. Не обязательно быть знатоком всего Корана, достаточно изу-чить то, что связанно с правовыми нормами. Также не обязательно знать Коран наизусть.

2) Знать сунну пророка. Не всю, а лишь связанную с правовыми норма-ми.

3) Знать по каким вопросам учёные из числа сподвижников были одного мнения, а по каким разошлись.

4) Владеть приёмами суждения по аналогиям (кыйас).

5) Арабский язык.

Ал-Газали к этим условиям добавляет, что не обязательно заучивать ха-дисы наизусть, достаточно иметь под рукой сборник хадисов, касающихся пра-вовых норм, зная расположение глав в сборнике, при необходимости отыскав их, уже работать с ними.

Также он считает необязательным знать все вопросы, по которым спод-вижники были единого мнения, достаточно было знать касающиеся решаемого вопроса.

Далее он упоминает, что наличие этих знаний необходимо для признания учёного свободным муджтахидом, действующим во всех областях исламского права, однако он не отрицал возможность некоторых учёных специализиро-ваться на решении вопросов отдельных разделов права, достигая степени муд-жтахида в этой сфере, и оставаться мукаллидом в остальных разделах. Этого же мнения придерживался и Ар-Рази.

Как видно из сравнения, мнение Курсави полностью совпадает с мнения-ми признанных учёных по основам фикха.

Некоторым может показаться, что Курсави призывал к отказу от мазха-бов, к выведению собственного мазхаба, но это не так. Курсави не был против мазхабов, он был против неправильного понимания некоторыми людьми тер-мина мазхаб [1]: «Мазхаб, это - путь (свод правил и принципов), принятый в иджтихаде и тарджихе, но не сама фетва. Мазхаб, это не фетва, а путь, ведущий к фетве... Дорога, ведущая в Куфу, это ещё не Куфа, это дорога путника идуще-го туда».

Далее он указывает на то, что того же мнения были все учёные ханафит-ского мазхаба:«Учёные ханафиты считают обязательным придерживаться принципов иджтихада и истинбата, выведенных Абу Ханифой (т.е. того самого пути), и это по причине его наибольшей осторожности в суждениях…. Тем не менее, они не считают обязательным руководствоваться фетвами Абу Ханифы, более того, они не считают позволительным использовать мнение Абу Ханифы в выведении фетв, если не известно, на что он опирался в своём суждении. Та-ким образом, мазхаб (основной принцип), которого они все придерживались, это то, что никому не дозволено давать фетву (заключение), опираясь на дока-зательство, источник которого неизвестен».

В доказательство своих слов, Курсави, в конце своей книги Ал-Иршад, рассматривает вопросы, касающиеся напрямую мусульман среднего Поволжья. Это - исполнение пятой, ночной молитвы (намаза) в короткие летние ночи, со-вершение пятничной молитвы в деревнях и другие.

Среди татар, современников Курсави, были такие, кто, ссылаясь на фетву, данную неким Баккалем, не исполняли ночную и витр молитву, аргументируя это тем, что условием молитвы является наступление времени, а время ночной молитвы наступает с исчезновением зарева, а так как в короткие летние ночи зарево не исчезает, значит, время молитвы не настаёт, стало быть, и сама мо-литва не исполняется.

Курсави на это возражает тем, что вопрос о ежедневной пятикратности молитвы окончательно решен в сунне, поэтому он не может быть пересмотрен заново посредством иджтихада. Он ясно проводит грань между вопросами, от-веты на которые уже обозначены и не подлежат обсуждению, и вопросами, по-иск ответов на которые предоставлен муджтахиду: « Так как Аллах возложил на всю умму пять намазов в течение суток, и установил условием их правиль-ности наступление времени, если таковое возможно. В случае же, если наступ-ление времени, определённого для молитвы, невозможно, рассмотрение време-ни, как условия, отпадает. Суть обязанности есть повеление Аллаха, а не насту-пление времени».

То есть пятикратность намаза ежедневно – это неоспоримая истина, и ни-кто не имеет права это отменять, а уже как совершать эти пятикратные молит-вы, когда одно или несколько условий невозможно соблюсти, это уже вопросы, которые призван решать муджтахид.

Фетву, отменяющую ночную молитву, Курсави называет неправильной и ошибочной, заявляя, что эта ошибка непростительна никому, что нет ей оправ-дания, так как данный вопрос не входит в число решаемых посредством иджти-хада.

Далее Курсави рассматривает вопрос о пятничной молитве, он упомина-ет, что обязательность пятничной молитвы установлена Кораном и сунной, что условием её исполнения является аль-миср, по определению учёных, это город, где есть свой глава и есть судья, который претворяет в жизнь все предписания шариата, вплоть до телесных наказаний. Он упоминает, что Абу Ханифа тоже считал, что пятничная молитва исполняется только в аль-миср и верующие из окрестных деревень должны читать её в соборной мечети города. Курсави пол-ностью соглашается с ним, так как такая молитва ведёт к единению мусульман. Но затем Курсави справедливо замечает, что на его родине, в среднем Повол-жье, нет ни одного населённого пункта, подпадающего под определение аль-миср ни по численности, ни по выполнению законов. Поэтому, если мусульма-не будут слепо держаться фетвы, выведенной для определённого случая и мес-та, считая, что своей приверженностью мнениям учёных они исповедуют их мазхаб, получиться, что ни пятничная, ни праздничные молитвы не могут ис-полняться в среднем Поволжье вообще. Однако далее он указывает на то, что принадлежность к мазхабу определяется не следованием фетве, а следованием правилам мазхаба и, что правило, принятое всеми учёными, в том числе и Абу Ханифой гласит, что неподдающийся сомнению аргумент (аят Корана, досто-верный хадис) не может быть оспорен предположением, догадкой. Тем самым он доказывал обязательность исполнения этих молитв.

Как мы увидели, вопрос правомерности иджтихада и его возможности волновал многих ещё задолго до Курсави.

Курсави ни в одном из вопросов, касающихся иджтихада, не противоре-чил мнениям большинства.

Он ни в коей мере не отказывался и не призывал к отказу от мазхабов и более того, не пытался вывести нового. Он был против уравнивания между мазхабом и фетвой, выведенной в рамках правил этого мазхаба.

Список использованной литературы:

[1]. Абдунасыр Курсави. Ал-Иршад лил-Гыйбад - Казань, 1999 – 150 стр.

جلال الدين السيوطي / تيسير الإجتهاد المكتبة التجارية مكة المكرمة[2]. 1982.

وهبة الزحيلي / أصول الفقه الإسلامي دار الفكر دمشق 1998[3].

عبد الوهاب خلاف / علم أصول الفقه 1998[4].

فخر الدين الرازي / المحصول في علم أصول الفقه ج 6 مؤسسة الرسالة 1992[5].


Страницы раздела «Научные статьи преподавателей»:


Популярное
Останки жертв крушения самолета Boeing 777 компании Malaysia Airlines, которые до сих пор находят на месте трагедии под Торезом, власти провозглашенной Донецкой народной республики ДНР готовы передать Нидерландам. Об этом сообщает ТАСС со ссылкой на ...
На прошлой неделе на железнодорожном вокзале Самары представители министерства социально-демографической и семейной политики региона встретили ребят из Луганской народной республики. ...

1 2 3 4 5 6